Сидя на берегу не познакомишься

На всю жизнь запомнил сын Тарзана первую ночь, проведенную им в джунглях. Лютые звери не грозили ему ужасной смертью; кровожадные дикари ни разу не выглянули из-за деревьев. Впрочем, может быть, были и звери, и дикари, но мальчик был так углублен в свое отчаяние и в свои тяжелые мысли, что все равно не заметил бы их.

Он думал о своей несчастной маме; сознание огромной вины перед родителями заставляло его невыносимо страдать.

Американца ему не было жалко: вор заслужил наказание. Но Сидя на берегу не познакомишься с ужасом думал о том, что все его планы расстроены теперь убийством Шендона. Теперь ему не вернуться домой! Ужас перед жестоким судом дикарей, о котором он читал в захватывающих, но фантастических рассказах, заставил его бежать без оглядки в джунгли. Но не только за себя он боялся: он боялся доставить своим родителям новое горе и опорочить их честное имя в позорном судебном процессе.

Когда наступило утро, мальчик немного приободрился.

Проснулось солнце и вместе с ним в груди у Джека проснулась новая надежда. Сидя на берегу не познакомишься может другим путем вернуться в цивилизованный мир. Кто же сможет догадаться, что он имеет какое-нибудь отношение к убийству незнакомца, в крошечной гостинице на далеком диком берегу?

Мальчик сидел на суку, прижавшись к обезьяне; он не спал почти всю ночь; он совсем продрог.

Тонкое белье не защищало его от сырости джунглей. Лохматый бок его друга был его единственной защитой. Как он обрадовался рассвету, сулившему столько тепла, как благословлял он солнце, целителя всех несчастий!

Он разбудил Акута.

— Идем! — сказал он. — Я продрог, я хочу.

Мы поищем еды там, на солнышке, — и он показал на открытое место, поросшее мелким кустарником и усеянное обломками скал.

Мальчик сразу спрыгнул на землю. Обезьяна же принялась осторожно нюхать утренний воздух. Наконец, убедившись в полной безопасности, она медленно спустилась к мальчику.

— Нума и его подруга Сабор едят тех, которые раньше спускаются, а потом озираются.

Те же, кто раньше озирается, а спускается после, сами едят их.

Так обезьяна дала мальчику первый урок мудрости джунглей. Сначала они посидели рядком на открытой поляне, так как сын Тарзана хотел обогреться. Обезьяна учила его выкапывать червяков; но мальчика не прельстила подобная сидя на берегу не познакомишься.

Он нашел несколько птичьих яиц и съел их сырыми. Потом Акут накопал всяких съедобных кореньев. Наконец, они набрели на воду. Это была большая лужа солоноватой, дурно пахнущей жидкости; края ее были утоптаны ногами бесчисленных животных.

Табун зебр ускакал при их появлении.

Мальчика мучила жажда, и он, не привередничая, начал пить. Акут тем временем стоял, подняв голову, и прислушивался к каждому шороху. Затем он велел мальчику встать на страже и сам наклонился к воде. Но время от времени он поднимал голову и пристально вглядывался в кусты, которые росли на противоположном берегу этого грязного пруда. Утолив свою жажду, он спросил мальчика:

— Все ли благополучно?

Акут, как всегда, говорил по-обезьяньи.

— Да, — отвечал мальчик, — ни один листик не дрогнул, пока ты пил.

— Здесь, если ты хочешь остаться живым, ты должен полагаться не только на свои сидя на берегу не познакомишься, но и на свои уши и на свой нос.

Главным образом — на нос. Когда я увидел зебр, убежавших от нас, я понял, что нет опасности на этом берегу. Иначе они убежали бы задолго до нашего появления. Но на том берегу может прятаться враг, и я не могу его учуять, потому что сидя на берегу не познакомишься дует туда и уносит запах. Поэтому я направляю по ветру свои глаза и уши: куда нельзя проникнуть носом, можно проникнуть глазами.

— И кого же ты увидел там?

Никого! — сказал мальчик, смеясь.

— Я увидел там Нуму, он прячется в кустах, вон там, где растет высокая трава, — сказал Акут.

— Там лев? — воскликнул мальчик. — Откуда ты знаешь? Я ничего не вижу.

— Тем не менее, Нума — там, — ответил Акут. — Сначала я сидя на берегу не познакомишься его вздох.

Теперь ты еще не можешь отличить вздох Нумы от шелеста ветра, но ты должен со временем научиться узнавать вздох Нумы. Потом я стал смотреть и увидел, что трава движется в одном месте сильнее, чем может колыхать ее ветер. Взгляни, она трепещет под его дыханьем, видишь ты? Видишь, она дрожит у его боков — слева и справа. Так сидя на берегу не познакомишься дрожит трава нигде вокруг.

Мальчик напрягал свое зрение.

Его глаза были лучше обычных человеческих глаз. Наконец, он легонько сидя на берегу не познакомишься сказал он шепотом, — я вижу. Лев лежит вон. Его голова повернута к. Он смотрит на нас?

— Нума смотрит на нас, — ответил Акут, — но мы в безопасности, если не подойдем слишком близко. Он лежит на своей добыче. Брюхо его уже почти полно, иначе мы слышали бы хруст костей. Он следит за нами из любопытства.

Он либо будет кончать свой обед, либо пойдет пить. Он не станет прятаться от нас, потому что сейчас мы для него не враги и не добыча. Но это прекрасный случай: ты научишься видеть Нуму. А ты должен уметь видеть Нуму, если хочешь жить в джунглях. Нума не трогает обезьян, когда нас. Клыки у нас длинные и сильные, мы умеем сражаться; но когда нас немного, а он голоден, мы должны быть осторожны. Обойдем его, и ты познакомишься с запахом Нумы.

Чем скорее ты выучишься узнавать этот запах, тем. Но держись поближе к деревьям, ибо иногда Нума совершает непредвиденные поступки.

Держи уши, глаза и нос открытыми! Помни всегда, что враг может скрываться за каждым кустом, на каждом дереве, в каждой заросли. Спасаясь от Нумы, не попади в зубы к Сабор, его подруге. Иди за мной!

И Акут стал обходить лужу.

Мальчик шел по его следам. Чувства его были напряжены, нервы натянуты. Вот это жизнь! Он забыл о своем решении выйти на берег у какого-нибудь сидя на берегу не познакомишься порта и вернуться обратно в Лондон. Он думал теперь только о диких радостях жизни, о борьбе с могуществом обитателей джунглей, царивших в лесах и пустынях дикого материка.

Он не знал страха. Но честь и совесть он знал, и они причиняли ему немало тревог, когда начинали бороться с любовью к свободе за обладание его душой.

Скоро мальчик почувствовал резкий запах хищника. Он улыбнулся. Что-то подсказало ему, что он узнал бы этот запах среди миллионов других запахов, даже если бы Акут не сказал ему, что лев близко.

сидя на берегу не познакомишься

Было что-то странно знакомое в этом запахе, что-то сверхчувственно-знакомое, от чего сидя на берегу не познакомишься волосы встали у него на затылке и верхняя губа непроизвольно обнажила оскаленные клыки; он почувствовал, что все его мышцы напряглись, как бы готовясь к страшной битве; он испытывал сидя на берегу не познакомишься приятное ощущение, какого никогда раньше не.

Он стал другим существом — осторожным, проворным, ко всему готовым. Запах Нумы превратил мальчика в зверя.

Он никогда не видел льва, ведь мать запрещала ему ходить в зверинец. Он знал его только по картинкам и жаждал увидеть царя зверей во плоти. Он непрестанно смотрел через плечо Акута, надеясь, что вот-вот Нума встанет с добычи и обнаружит свое присутствие. Потом он замедлил шаги и немного отстал от обезьяны.

сидя на берегу не познакомишься

Вдруг он услышал пронзительный крик своего косматого друга. Мальчик мгновенно повернул голову, и его охватил трепет восторга: полузакрытая кустами стояла перед ним красавица-львица; спина у нее изогнулась; сверкающие зеленоватые глаза глядели прямо в глаза мальчику.

Их разделяло не более десяти шагов. Сзади, за спиной у львицы, стоял Акут и старался диким ревом отвлечь ее внимание от мальчика. Он надеялся, что мальчику удастся вскочить на дерево.

Но отвлечь Сабор было невозможно. Она глядела на мальчика. Он стоял между нею и ее мужем, между нею и ее добычей.

Это было подозрительно. Может быть, он таит какие-нибудь замыслы против ее повелителя, или, может быть, он хочет отнять их добычу.

Львица была раздражена. Рев Акута злил. Она завыла и сделала шаг по направлению к мальчику.

— На дерево! — крикнул Акут.

Мальчик повернулся и кинулся бежать. Дерево было в нескольких шагах от. Нижняя ветка была высоко над землей. Мальчик и львица прыгнули одновременно: мальчик — к ветке, львица — к мальчику. Как мартышка, вскочил он сидя на берегу не познакомишься дерево. Огромная лапа чуть-чуть задела. Когти львицы сорвали тесемки, поддерживавшие его панталоны, и панталоны остались в лапах хищника.

Мальчик полез вверх полуголый. Львица прыгнула снова.

Акут, сидя на соседнем дереве, громко кричал, награждая львицу самыми обидными прозвищами. Мальчик присоединился к своему другу. Целый поток ругательств обрушивался на голову врага. Но мальчик хотел пустить в ход более существенное оружие. Под сидя на берегу не познакомишься у него не было ничего, кроме сухих веток.

Он собрал их в охапку и бросил в оскаленную морду Сабор, совершенно так же, как это делал его отец двадцать лет сидя на берегу не познакомишься назад, когда его преследовали эти большие кошки джунглей.

Львица немного постояла под деревом. Но убедилась ли она в бесполезности подобного времяпровождения, или просто погнал ее голод, она царственной походкой направилась в кусты к своему супругу и больше не показывалась.

Освободившись от врагов, Акут и мальчик спустились на землю, чтобы продолжать прерванное путешествие.

Старая обезьяна упрекала мальчика в неосторожности.

— Если бы ты не думал так много о льве, который был у тебя за спиной, тебе удалось бы заметить львицу гораздо раньше, — сказал Акут.

— Но ты сам не заметил львицы и прошел близко-близко от нее, — сказал мальчик. Акут нахмурился.

— Так сидя на берегу не познакомишься погибают у нас в джунглях, — сказал он. — Всю жизнь мы осторожны, внимательны, но вдруг на минутку, на одну маленькую минутку, мы забываем осторожность, и… — Акут мимически показал, как зубы вонзаются в свежее мясо.

— Это хороший урок, — заключил он. — Теперь ты знаешь, как нехорошо, когда нюх, зрение и слух, словом, все твое внимание, слишком долго обращены в одну сторону.

Этой ночью сын Тарзана продрог до костей.

Никогда в жизни он не испытывал такого лютого холода. Фланелевые панталоны почти совсем не грели, но все-таки в них было теплее, чем без. Зато на следующий день Джек снова жарился на солнце, потому что опять шел с Акутом по поляне, где не было ни одного деревца.

Мальчик упорно шел к югу.

Он не оставил намерения пробраться кружным путем к какому-нибудь берегу и разыскать лазейку в цивилизованный мир. О своем плане он ничего не говорил Акуту, потому что знал, что Акут будет очень огорчен предстоящей разлукой.

Уже месяц длилось их путешествие, и мальчик быстро усваивал законы джунглей. Мускулы у него укреплялись с каждым днем и постепенно приучались отвечать требованиям, которые предъявляла к ним новая жизнь.

Железная сила отца была унаследована сыном, но чтобы укрепить ее, нужно было ею пользоваться, в один прекрасный день мальчик с восторгом заметил, что прыгать с одного дерева на другое ему совсем не страшно и не трудно. Он стал прыгать по деревьям и через несколько дней уже умел прыгать с очень большой высоты, не испытывая ни малейшего головокружения, а под конец до того наловчился, сидя на берегу не познакомишься стал скакать с ветки на ветку гораздо проворнее, чем тяжеловесный Акут.

Холод, жар и ветер сделали его гладкую белую кожу грубой и коричневой.

Однажды Джек снял свою фланелевую курточку, чтобы искупаться в небольшом ручье. Крокодилы там не водились: ручей был слишком мелкий. Джек и Акут с наслаждением плескались в холодной воде; вдруг сидя на берегу не познакомишься дерева спрыгнула мартышка, подхватила лежавшую на земле куртку — последний символ принадлежности Джека к культурному миру — и утащила ее с собой.

Сначала Джеку было трудно без одежды, но постепенно он убедился, что быть голым гораздо удобнее.

А через несколько дней он с наслаждением ощущал свободу и ловкость своего обнаженного тела. Как удивились бы школьники, если бы встретили его в таком виде! Он весело улыбался, представляя себе эту встречу. Они, несомненно, позавидовали бы ему! Джек думал о них с высокомерной жалостью, но когда он представлял себе, что они на родине наслаждаются уютом и материнской лаской, тяжелый клубок подступал к его горлу, и у него перед глазами, затуманенными сидя на берегу не познакомишься влагой, вставало нежное лицо опечаленной мамы.

В такие минуты он начинал торопить Акута.

Они уже свернули на восток, по направлению к морю. Старая обезьяна думала, что они разыскивают ее родное племя; Джек не разочаровывал своего друга. Он решил сообщить ему о своем намерении только тогда, когда они доберутся до цивилизованной страны.

Однажды на берегу реки путники неожиданно набрели на туземную деревушку. Несколько черных детей играли у воды. Сильно забилось сердце мальчика — целый месяц он не видел людей.

Ничего, что они дикари! Ничего, что у них черная кожа! Они — его братья и сестры! Джек бросился. Акут предостерегающе зарычал и схватил мальчика за руку. Джек вырвался и с радостным криком побежал к играющим детям.

Звук его голоса заставил всех обернуться. С минуту дети смотрели на него расширенными глазами, а потом, громко крича, бросились в деревню. За детьми побежали матери, и в ответ на испуганные крики из ворот деревни выскочило около десятка черных воинов, вооруженных копьями и щитами.

При виде этой суматохи мальчик остановился.

Счастливая улыбка соскользнула у него с лица, когда воины с угрожающими жестами и воинственными криками кинулись на. Акут, сидя на дереве, умолял мальчика скорее вернуться в лес. — Черные люди убьют тебя! — кричал он.

Несколько секунд Джек в оцепенении следил за приближающимися воинами, потом поднял руки вверх и закричал им, что пришел к ним как друг, что хотел только поиграть с их детьми, но не хотел их обидеть.

Конечно, чернокожие не поняли ни единого слова и ответили Джеку так же, как отвечали всем диким зверям, которые выскакивали из джунглей и нападали на их жен и детей. Десяток копий полетел в Джека, но ни одно не задело. По спине мальчика пробежал холодок, и волосы зашевелились на темени.

Его глаза сверкнули. Не любовь, а ненависть светилась в этих глазах. С рыданием дикого зверя, которого преследуют охотники, он бросился в джунгли.

Акут поджидал его на дереве. Акут умолял мальчика бежать как можно скорее, потому что старая обезьяна хорошо понимала, что она и безоружный мальчик не могут бороться с вооруженными черными воинами. Акут был убежден, что чернокожие будут преследовать их.

Новые, никогда не испытанные чувства овладели сыном Тарзана.

Он пришел с простодушным, открытым сердцем, пришел предложить свою дружбу черным людям, которых он считал своими братьями. Они даже не выслушали его, а встретили недоверием и копьями.

Злоба и ненависть охватили Сидя на берегу не познакомишься. Акут умолял его бежать поскорее, но он рвался. Джек хотел сразиться с дикарями. Он отлично сознавал, что это безумие, что голыми руками ему не победить вооруженных людей, но он вспомнил о своих зубах, о своих мощных кулаках, и возможность борьбы ясно представилась ему.

Медленно пробираясь по деревьям, он постоянно оглядывался по сторонам, чтобы враг не захватил его врасплох.

Встреча с львицей научила его быть осторожным. Позади были дикари, которые, громко крича и метая копья, быстро продвигались. Вскоре он снова увидел своих преследователей. Они не заметили его, потому что им не приходило в голова искать человека в ветвях. Мальчик находился как раз над. Они прошли еще около мили вперед и, никого не найдя, повернули обратно к своей деревне. Теперь пришел долгожданный случай отомстить. Жажда мести кипела у него в жилах, когда он сквозь пурпурный туман увидел своих преследователей.

Он повернулся и пошел за.

Скоро он потерял Акута из виду; обезьяна продолжала путь, не замечая, что мальчик отстал; она считала безумием связываться с этими людьми их смертоносными копьями.

Бесшумно скользя с дерева на дерево, мальчик двигался за воинами.

Наконец, один из них отстал от своих товарищей, растянувшихся гуськом по узкой тропинке, которая вела в деревню. Мальчик свирепо улыбнулся. Он сидя на берегу не познакомишься нагнал негра и принялся преследовать его, осторожно и бесшумно, как Шита-пантера преследует свою добычу.

Он не раз уже видел Шиту во время охоты.

Неожиданно и беззвучно прыгнул он на широкие плечи дикаря. Его цепкие пальцы сразу нащупали горло. Тяжесть мальчика опрокинула негра на землю; в его спину уперлись сидя на берегу не познакомишься, сжимая дыхание. Затем ряд сильных острых зубов вонзился сидя на берегу не познакомишься в шею, и в то же время железные пальцы сдавили горло.

Воин захрипел и начал биться, стараясь сбросить с себя сидя на берегу не познакомишься врага; но мало-помалу он ослабевал, и, наконец, жестокое, безмолвное существо, сидевшее у него на спине, втащило его безжизненное тело в кусты.

Читать далее

Источник: http://librebook.me/syn_tarzana/vol1/6

Copyright © 2018 diodinfo.ru.